21 January 2022 г. 10:03
#МЫКРЫЛЬЯ

Виктор Федосов: "Я всегда держался в тени"

26 апреля исполнилось 90 лет одному из создателей и первопроходцев самарских "Крыльев Советов" Виктору Федосову. На квартире у юбиляра, где он проживает вместе со своей супругой и дочерью, побывал и побеседовал с ним корреспондент "СФ" Владимир Внуков. Дом, в котором живет ветеран "Крыльев", расположен в самом центре рабочей Безымянки – вблизи площади Кирова, во дворе известного всей Самаре так называемого "Шанхая". Однако застать хозяев на месте оказалось непростым делом. Лишь за день до визита корреспондента они вернулись в Самару из своего загородного "домика в деревне". С поздравлений и традиционного вопроса о здоровье и началась интереснейшая беседа.

– Виктор Александрович, 90 лет – весьма почтенный возраст. Как самочувствие и настроение у юбиляра?

– Спасибо. Чувствую себя вполне сносно, хотя за последние годы и пришлось перенести две операции. Что, по большому счету, меня все-таки беспокоит, так это зрение. Буквально в последнее время начал замечать, что вижу хуже, чем раньше. Как-то расплывчато. А в остальном ничего, держусь.

– Раскройте читателям "СФ" свой секрет такого завидного долголетия. Ведь среди бывших футболистов "Крыльев Советов" вы, без сомнения, рекордсмен.

– Да нет у меня никакого особенного секрета. Живу, как видите, чуть ли не в самой промышленной зоне города, на Безымянке, где воздух чистым при всем желании не назовешь. Правда, последние лет пятнадцать мы с супругой большую часть времени проводили в деревне, где у нас до последнего времени был свой дом и огород, на котором чуть ли не круглогодично мы занимались сельскохозяйственными делами. Наверное, это и способствовало тому, чтобы держать себя в форме. Сейчас, правда, нам уже стало тяжело управляться с хозяйством, и пришлось дом продать. "Сухого" закона я, в общем-то, в молодые годы особенно не придерживался, хотя, конечно, и не злоупотреблял спиртным никогда. На чествовании моего 90-летнего юбилея даже пригубил рюмку водки. Курить же окончательно бросил лет тридцать тому назад. Родители мои дожили до старости, но уж к каким-то сверхдолгожителям их тоже не отнесешь. Мать, например, прожила 82 года, а отец умер еще раньше. Кстати, похоронены мои родители в Москве на знаменитом Ваганьковском кладбище, поскольку я, хоть и родился в Коломне, но, сколько себя помню, жили мы до октября 1941 года именно в столице на углу Ткацкой и Мочальской улиц. Ну что еще? Видимо, здоровьем меня природа все же не обделила, поскольку за свою жизнь чем-то серьезным я, слава Богу, не болел. У меня четверо детей – три сына и дочь. Один от первого брака и троих мы вырастили и воспитали со второй супругой Ниной Корниловной, причем младший из сыновей родился у нас в 1959 году, когда мне было уже 44 года, а жене – 36. Сколько мог, всегда работал. После окончания заводского ФЗУ мальчишкой пришел на ставший на всю жизнь родным московский завод имени Фрунзе, который во время войны переехал в эвакуацию на Волгу в Куйбышев, да так здесь и остался и теперь называется "Моторостроитель". Неподалеку от него живу и по сей день. Занимал разные должности, как на производстве, так и спортивные. Окончательно ушел на пенсию только в 73 года. Ну вот, собственно, и все.

– Что-то вы о себе уж очень скромно. Едва ли не вся 90-летняя биография уместилась в пятиминутный разговор. А если начать с того, как вы пришли в спорт?

– Я вообще никогда особенно не старался выделять свою персону и предпочитал находиться, если можно так выразиться, "в тени". Не любил быть в центре внимания. Таковы уж, видно, особенности моего характера. А играть в футбол начал, как все мальчишки моего времени, двадцатых годов – сначала в дворовой команде, затем в детской при заводском спортивном клубе. Многое уже стерлось из памяти, поскольку давно это было. Но вот что хорошо запомнил – это наш матч с клубной командой ЦДКА, который проходил на их поле в Сокольниках, кажется, в августе 1941 года. Тогда немецкая авиация делала налеты и бомбила Москву только по ночам, а днем бомбардировщики не совались, боясь быть сбитыми, зато регулярно наведывались разведывательные самолеты, которые у нас называли "рамами" за то, что у них были два поперечно соединенные между собой фюзеляжа. Эти самолеты были высотными и наши средства ПВО достать их не могли, но и бомбовой нагрузки "рамы" не имели. Так что относились к ним как к некоей данности – покружит и улетит. И вот для того, чтобы показать немцам, что бомбардировки Москвы желаемого ими эффекта не достигают, придумали провести днем открытый показательный футбольный матч, мол, смотрите – вы думаете, что нас разбомбили, а мы в футбол играем! Так на виду у фашистских разведчиков мы и играли. Наверное, это зачлось нам, когда после разгрома немцев под Москвой началось награждение защитников столицы медалью "За оборону Москвы". Есть такая медаль и у меня. Конечно, она дана не только за футбол. Мы ведь еще и работали на заводе, и уходившие на Восток эшелоны с оборудованием грузили, и "зажигалки" немецкие по ночам во время бомбежек тушили. Много чего было.

– А чем непосредственно вы занимались на своем заводе?

– После окончания ФЗУ работал слесарем-сборщиком, а к началу войны я уже был мастером участка цеха № 13. После перебазирования завода в Куйбышев, где в его состав влились несколько предприятий, эвакуированных из других городов, произошла реорганизация, и цех стал называться № 34. Производили мы картеры, профильные трубопроводы и другие комплектующие для авиационных двигателей, так что работа была довольно ответственная, и расслабляться не приходилось, поскольку любой сбой в поставках мог привести к остановке главного сборочного производства авиамоторов, являвшихся основной продукцией завода № 24 им. Фрунзе. Тем не менее, весной 1942 года наш директор Михаил Сергеевич Жезлов, кстати, сам болельщик футбола и сравнительно молодой человек (в 1941 году, когда он возглавил эвакуируемый завод, Жезлову было 43 года – прим. В.В.), почему-то именно меня вызвал однажды к себе и тоном, не терпящим возражений, предложил заняться формированием заводской футбольной команды. Видно, помнил мои довоенные выступления в сборной завода. К тому же я, видимо, оказался единственным из футболистов, занимавших хоть какой-то руководящий пост в заводской иерархии. Помогал мне в создании команды еще один наш футболист – Анатолий Мухин. Директор дал нам задание не просто сформировать заводскую команду, а сделать так, чтобы она стала сильнейшей не только у нас на Безымянке, но и во всем городе. Помню, что молодежь охотно откликнулась на предложение вновь начать играть в футбол, а вот некоторых возрастных игроков – под тридцать и более лет, среди которых были и ставшие затем очень популярными в Куйбышеве футболистами "Крыльев" Виктор Новиков и Петр Бурмистров, мне пришлось тащить в команду чуть ли не силой. Что ни говори, а работать и играть, тем более после значительного перерыва, им было тяжело. Но ничего, со временем все наладилось.

– Ваша команда называлась "Крылья Советов"?

– Тогда все безымянские заводские команды принадлежали спортивному обществу "Крылья Советов". Но назывались они ввиду военного времени и засекреченности заводов авиапромышленности по фамилиям своих капитанов. На заводе №1 (сейчас это "Прогресс") была команда капитана Садового (теперь "Маяк" – прим. В.В.), на заводе №18 – команда капитана Шевалдина (сейчас у Авиационного завода – "Авиакора", к сожалению, нет своей футбольной команды), наша заводская команда называлась – капитана Федосова. По нынешнему, это будет "Восход". Была еще сборная команда нашего общества "Крылья Советов", которая позднее стала командой мастеров, но в ее составе мне приходилось играть не капитаном, а уже только "простым" игроком. Выступал я на позиции левого защитника. Интересно, что правым защитником был у нас ставший затем известным футбольным арбитром Николай Латышев. Игроком он был так себе – посредственным, и больше находился во втором составе, а вот судьей стал высококлассным, даже судил финальную встречу на чемпионате мира 1962 года, проходившем в Чили. Нужно заметить, что до войны Куйбышев к числу больших футбольных городов не относился. В чемпионатах СССР куйбышевские команды участия не принимали. Поэтому приезд в Куйбышев сильных игроков вместе со своими заводами, в первую очередь из Москвы и Воронежа, поднял уровень местного футбола, значительно повысился класс игры в том же чемпионате города. Но достаточно сказать, что когда встал вопрос о привлечении в "Крылья Советов" лучших местных довоенных игроков, то тренеры свой выбор смогли остановить лишь на одном только центральном защитнике Викторе Мурзине из команды завода им Масленникова (ее, к слову, теперь уже тоже нет – Прим. В.В.), ну и, кажется, еще на одном или двух футболистах, фамилии которых теперь уже не помню.

– Какие матчи были тогда для вашей команды главными?

– Все команды принимали участие в чемпионате города, включая и "Крылья Советов". Они в основном и побеждали тогда, поскольку имели возможность впитывать в себя всех лучших игроков. Запомнились же главным образом междугородние встречи с приезжавшими в Куйбышев москвичами – игроками довоенных "Крыльев Советов", поскольку многие из них были нам знакомы, так как играли в Москве за наш завод. Кажется, однажды мы им крупно уступили, но затем сыграли вничью. Подробностей сейчас уже не помню. В 1945 году нас включили в группу "Б" чемпионата СССР, и для Куйбышева это стало первым выходом в футбольный "свет". Мы с ходу, в первый же год победили во второй группе и получили право играть в 1946 году уже в первой группе (по нынешнему – это премьер-лига). Правда, я играл тогда совсем мало, поскольку было мне уже 30 лет, и выдерживать высокие нагрузки команд мастеров стало тяжело. В 1946 году вообще выступал только в дубле. Очень переживал за "Крылья", когда в первый год своих выступлений в высшей лиге им пришлось вести борьбу за выживание с киевским и минским "Динамо". Нам удалось опередить эти команды на одно очко и сохранить свое место в высшей лиге. Кстати, киевлян, которые заняли последнее 12-е место, почему-то тогда пожалели и не стали переводить во вторую группу. Не думаю, что если бы на последнем месте оказались мы, то нас тоже "пожалели" бы.

– Из игроков первого состава "Крыльев Советов"-42 вы дольше всех были связаны с командой…

– Да, так уж получилось, что, впервые попав в "Крылья" в 1942 году, я затем не расставался с ними до конца сезона 1955 года. Сначала был игроком, затем стал администратором, а по окончании школы тренеров при московском институте физкультуры имени Сталина был назначен вторым тренером. Кстати, хочу заметить, что скромная по нынешним временам должность администратора тогда имела особый подтекст. Дело в том, что в 40-50-е годы в штатных расписаниях футбольных команд не было отдельной должности начальника команды, а была совмещенная должность "начальник команды – старший тренер", которую занимал один и тот же человек, и главной его заботой была, конечно, организация учебно-тренировочного процесса с игроками. Должность же, в просторечии именуемая как "администратор", по официальным документам значилась – "заместитель начальника команды по административно-финансовой части". Была, кстати, еще должность заместителя начальника команды по политической части – замполита или политрука. Такие вот были времена. Будучи "администратором", приходилось не только обеспечивать команду билетами для поездок на матчи за пределы Куйбышева, но и всеми мыслимыми тогда дефицитами от отрезов на костюмы, их пошива, продуктовых наборов, премиальных и прочим. Для этого неоднократно приходилось встречаться с городскими и областными партийными секретарями, от которых зависело – дать или не дать. Помню, что менялись они часто, так что теперь даже и фамилий их мне уже не припомнить. А машины и квартиры в то время и для многих игроков основного состава – как сказали бы сейчас – "звезд", были запредельной мечтой. Отовариваться на команду приходилось в каких-то закрытых магазинах – спецраспределителях вместе с городской номенклатурой. Так что всякого навидался. Между прочим, в мои обязанности входила и так называемая селекция. Именно мне довелось в разные годы привозить в Куйбышев таких сильных игроков, как вратарь Александр Головкин, защитник Николай Алешин, нападающие Константин Ратников, Василий Проворнов и Борис Смыслов. Закончилось мое администраторство в конце 1952 года, когда сняли с должности начальника – старшего тренера "Крыльев Советов" Александра Абрамова, которого за глаза у нас почему-то звали "хромой барин". Наверное, потому что сам он в футбол никогда не играл, а был по своей спортивной специальности гимнастом. Еще до войны тренер футболистов Матвей Гольдин привлек его преподавать гимнастику своим игрокам, да после этого Абрамов так и остался в футболе. После его смещения из-за неудачного сезона 1952 года (8-е место среди 12 команд класса "А" – Прим. В.В.) встал вопрос о новом старшем тренере – начальнике команды. Выдвинутых кандидатур было две – моя и второго тренера Петра Бурмистрова. Мне говорили: "Берись!", но я взял тогда самоотвод, поскольку Бурмистров, несмотря на то, что мы были ровесниками, обладал большой популярностью – все-таки автор первого гола "Крыльев Советов" в чемпионатах страны! Я же по привычке предпочел остаться в тени. Тем не менее, считаю, что 1953 год стал лучшим в моей тренерской карьере – ведь "Крылья" дошли тогда до финала Кубка СССР. Жаль что Виктор Карпов уже в начале финальной игры "зевнул" своего подопечного динамовца Сергея Сальникова, который и забил нам единственный гол в финале. После этого уже вся игра пошла по-другому. Второй гол пропустить боялись, потому что он лишил бы нас всех шансов, вот и осторожничали. А ведь без преувеличения вся Москва в том матче болела за нас, а не за "Динамо", и все ждали от нас только победы. Не получилось. Не преуменьшая роли старшего тренера, все же скажу, что все послематчевые разборы "полетов", то есть игр, в сезонах 1953 и 1954 годов проводил я. Петр Петрович лишь давал общие указания. Все конспектирование установок, тренировок и игр тоже лежало на мне, что я и делал аккуратно в толстых "гроссбухах", а потом на разборах докладывал свои замечания общему собранию команды, и вместе решали, кому и на что нужно обратить особое внимание и над чем еще поработать. Уйти из "Крыльев" мне пришлось после того, как в 1955 году старшим тренером стал Вячеслав Соловьев из Москвы. Сыграли мы в тот год неудачно и вылетели в класс "Б". Старший тренер считал, что нужно усиливать команду московскими игроками, причем сразу в большом количестве. Я с такой позицией согласиться не мог, поскольку хорошо знал возможности наших дублеров и считал, что у нас хороший потенциал. В общем, не сработались, и в итоге пришлось мне перейти на должность старшего тренера в детскую спортивную школу при "Крыльях Советов". Проработал там до 1960 года, подготовил ряд неплохих игроков для "Крыльев". Таких как, например, Анатолий Жуков и Евгений Гецко, которые начинали у меня еще в 1956 году в детской команде "Крыльев Советов". Она тогда сразу же стала чемпионом города среди детей. В командах класса "Б" играли потом Юрий Ломовской, Михаил Воронин (оба – "Металлург" Куйбышев) и Михаил Мельников ("Локомотив" Оренбург). Некоторые дошли до дубля "Крыльев". Когда на стадионе завода имени Фрунзе построили большой спортивный корпус с тренировочным залом, стал первым директором нового спорткомплекса – стадиона и этого манежа. Тогда такое было редкостью. Существует этот спорткомплекс и поныне – он называется "Восход". Позднее вновь вернулся на завод и надолго отошел от спортивной работы, но за выступлениями "Крыльев Советов" всегда следил с интересом и переживал за их результаты. Рад прошлогодней "бронзе", завоеванной командой. Нам в 1951 году лишь чуть-чуть не хватило до бронзовых медалей чемпионата СССР, когда по соотношению забитых и пропущенных мячей мы уступили их "Шахтеру".

– Наверное, наслышаны и том, что сейчас в "Крыльях" возникли некие финансовые проблемы. Каким с высоты ваших лет видится их решение?

– Знакомая картина. Футбол любят все, но платить за него не хотят. Такое в прошлом уже неоднократно случалось и для меня не ново. Просто на широкое обсуждение это не принято было выносить, но проблема финансирования существовала в футболе и раньше и давала о себе знать время от времени. Рецепт ее решения был всегда один – объединение усилий всех заинтересованных сторон. Правда, в советское время было проще. Тогда по принципу партийно-государственной дисциплины все руководители предприятий в приказном порядке обязывались выделять средства на содержание городской футбольной команды – и все дела. Даже главный наш меценат – директор завода им. Фрунзе Михаил Жезлов – в свое время открыто заявлял, что один его завод всю команду не потянет и нужна помощь соседей. А дальше – больше. Футбольной "данью" стали обкладывать не только родственные предприятия авиационной промышленности, но и не имевшие отношения к авиации заводы города – такие как, например, завод имени Масленникова или КАТЭК. Сейчас, конечно, времена изменились, но новым руководителям, как говорится, и карты в руки. Они же этого хотели.

– Как отметили 90-летие? Ведь вы теперь самый "возрастной" игрок "Крыльев Советов"!

– Спасибо, хорошо отметили. Очень благодарен принявшим участие в организации юбилея управляющему Кировским отделением Сбербанка Валерию Михайлову и президенту фонда ветеранов спорта Виктору Развееву. В нашем загородном доме собрались дети, родные. Накрыли стол. Приехали ребята, некогда начинавшие играть у меня в детских командах. Толя Булдыгин из Москвы – он теперь артист, играл в театрах разных городов, заслуженный артист республики Марий Эл. Вдвоем с помогавшим ему Александром Дубиной они подготовили в мою честь целую программу и даже посвятили мне песню. Были также Юра Ломовской и Женя Гецко. А главное, благодаря содействию генерального директора нашего "Моторостроителя" Игоря Шитарева приехал из Москвы Иван Дьяков. Ему уже самому за восемьдесят, и мы с ним вместе играли за "Крылья", начиная еще с 1942 года, но держится молодцом. Мне, например, такие переезды уже не под силу. Из администрации прислали юбилейную медаль в честь 60-летия Победы как труженику тыла. Пришла поздравительная телеграмма из Москвы, подписанная новым президентом РФС Виталием Мутко, а также Никитой Симоняном и Константином Бесковым – это он тогда отдал пас, с которого Сальников забил нам гол в финале Кубка-1953. Прислали грамоту из областного департамента спорта. В общем, спасибо, что не забыли, и я им всем благодарен. Уж не знаю, сколько мне еще осталось, и доведется ли увидеть, но хотел бы пожелать нашим "Крыльям" преодолеть все возникшие у них сейчас трудности и осуществить когда-нибудь мечту многих поколений их преданных болельщиков и стать чемпионами.

"Самарский Футбол"
10 May 2005 года.

© 2000-2022 PFC Krylia Sovetov Samara Official website. When using the materials of the site one should refer to the source. v3.90 beta. Created by A. Kalmykov & A. Nikolaev.