19 October 2019 г. 06:14

Разговор по пятницам

Иржи Ярошик: "Я был глупый чех"

Мы сидели в холле отеля втроем – но время от времени в нашей компании появлялся четвертый. Ян Коллер без Ярошика в России и суток не протянет, как мы поняли. Коллер подходил, подмигивал нам и склонялся над ухом Иржи. Мог бы и не склоняться – его чешский выговор разобрать не в наших силах.

– Через интернет сделали ставки на два хоккейных матча в чешской лиге, – объяснил Иржи. – Яник теперь волнуется. Это он меня ставками заразил. Вообще-то ничего хорошего в этом нет.

– Почему?

– Сделал ставку – потом думаешь только об этом. Нервничаешь. Даже если играешь на гроши, как мы.

В следующий раз Коллер явился полчаса спустя. Попросил у приятеля взаймы. Ярошик выгреб из кармана кучу измятых сторублевок и одну тысячную купюру. Ее-то Ян ловко выхватил. Ярошик посмеялся ему вслед: "Видите, до чего звезда дожила? Совсем денег нет. Сегодня гуляли по Москве, зашли в Чешский дом, все потратил..."

51-й размер

– Часто бываете в Чешском доме?

– Если я в Москве – непременно иду. Там много приятелей. Кушаем, отдыхаем. Коллера вот туда сводил, ему понравилось.

– С чешским послом знакомы?

– Я был хорошо знаком с бывшим послом Ярославом Баштой. Приглашал меня, когда ЦСКА выиграл чемпионат. Еще у моей подруги Вероники был показ мод в посольстве. Пришли знаменитые чешские спортсмены, актеры. Я, например, лишь в Москве познакомился с певцом Карелом Готтом, теннисистом Радеком Штепанеком, хоккеистом Душаном Салфицки.

– Где сейчас Салфицки?

– Играет в моем родном городе, Усти-над-Лабем. Вторая лига.

– Однажды Хиддинк подошел к Корнееву и спросил: "Как устроен русский человек?" Вы знаете ответ на этот вопрос?

– Нет. Хотя немного усвоил русский менталитет – и больше ничему в России не удивляюсь.

– Менталитет вам близок?

– Очень. Потому и хотел вернуться сюда из Шотландии. Я такой человек – ко всему быстро привыкаю. Но к Шотландии так и не смог. Сейчас я почти русский.

– Когда-то вы сказали про Новотны и Чижека, которые играли в "Рубине": "Я бы в российскую провинцию никогда не поехал". Что изменилось?

– Не знаю, как в России, но в Чехии популярна поговорка: "Никогда не говори "никогда". Я хорошо знал Москву, здесь оставалось много друзей – и в другой город ехать не хотелось. Но потом открыл для себя Самару. Это потрясающее место!

– Чем?

– Отличный воздух. Прямой рейс на Прагу. Два чешских ресторана. Очень футбольный город, фанаты супер. И никаких пробок.

– Зато сумасшедшие ямы на дорогах.

– Кое-где не ямы – овраги! Никогда не видел дорогу хуже, чем из аэропорта в город. Жалко машину – постоянно приходится менять колеса. Слава богу, я живу в центре и далеко стараюсь не забираться. А около дома выучил уже каждую колдобину.

– Какой у вас автомобиль?

– Range Rover.

– Клубный?

– Мой. Пошел и купил. Буду уезжать, наверное, продам.

– А "Крылья" выдают, кажется, служебные "Нивы".

– Да, Коллер получил две "Шевроле-Нивы". Мне уже не досталась. Вот и отправился покупать этот Rover.

– Высокие отношения.

– Если честно, просто не хотелось кататься на "Ниве". Я, кстати, помогал Яну осваивать такой автомобиль, показывал город. Учил объезжать овраги.

– Петржела говорил, что автомобили любит больше, чем женщин. А вы?

– Я больше люблю женщин. Но знаю парня, который действительно от автомобилей без ума.

– Кто же?

– Йиранек. Меняет машины одну за другой – каждый год на новой. Однажды в Праге купил оранжевый Lamborghini. Ox, как мне хотелось такой же...

– Что помешало?

– Я обычно в Чехию приезжаю зимой в отпуск. И что, буду рассекать по льду на таком автомобиле? Или перегонять машину, стоящую 200 тысяч евро, в Самару, чтоб улететь на первой же яме? Пусть Lamborghini остается мечтой.

– Какой же скромный человек Коллер: в Монако, где у него квартира, ездит на древнем "мерседесе", который купил еще в "Боруссии". И ни о чем другом не мечтает.

– Да, Яну вообще наплевать, на чем передвигаться. Может кататься на взятом у друзей Ferrari, а завтра пересесть на "Ниву".

– В "Ниве" Коллер подпирает головой потолок?

– Ян помещается в нее с трудом и смотрится очень забавно. Но ничего, не жалуется. "Нива" ему даже нравится. Коллер славный парень. Добрый, спокойный, никакого звездняка. Не то что у некоторых игроков сборной Чехии.

– Вы о Росицки?

– Нет. С Росицки в последнее время мало общаюсь. Я о Бароше, Уйфалуши, Янкуловски. А вот Яника слава не изменила.

– Видели его хоть раз в ярости?

– Яника трудно разозлить. Ругается он разве что на футбольном поле, когда что-то не получается, и за рулем. В России полно сумасшедших на дороге.

– Встречали игрока кроме Коллера с 51-м размером ноги?

– Ян в Европе один такой. Рост, вес, нога... Слуцкий шутит: "Если кто хочет нейтрализовать Коллера, надо просто украсть его сумку. Ни в одном городе бутс его размера не найдется". Как-то забыл их перед тренировкой, пришлось ждать, пока привезут.

– Держали в руках его бутсы?

– Даже померил. У меня 9-й размер, у Яна – 14-й. Ему все шьют на заказ. Вот в Москве прошлись по магазинам, много всякого перемерили – Яну ничего не подошло. Как-то в Самаре пригласил его в боулинг. Коллер идет и бубнит: "Придется играть в носках..." И что вы думаете?

– Нашлись тапки?

– Ян едва заикнулся про свой 51-й – девчонка сразу вытащила нужные. Абсолютно новые. Видимо, во всей Самаре второго такого верзилы нет.

– Какие вопросы он вам задавал о Самаре?

– Поначалу с опаской выезжал в город. Боялся заблудиться. До этого спрашивал, есть ли здесь нормальные больницы и магазины. Очень хотел поскорее найти квартиру – чтоб переехала семья. Но самый главный его страх – сборы.

– Почему?

– Где-то наслушался, что в России держат на сборах по три месяца. Но перенес очень легко. У нас часто случались выходные, как выпадало 3-4 свободных дня – сразу отправлялся домой. А я, например, оставался отдыхать в Испании. Разок тоже смотался в Чехию.

– Был в вашей жизни сбор, о котором можете сказать – ад?

– Железноводск, первый мой сбор в ЦСКА. Две недели не прикасались к мячам. Сплошная беготня. Но в дальнейшем Газзаев этого не повторял.

– Тяжелые упражнения?

– Когда я был маленьким, смотрел, как тренируются футболисты. Тогда было очень популярное упражнение – надевать жилетку в 5 килограмм весом и бежать. Нигде больше такого не встречал. Увидел, лишь попав в ЦСКА. Первый сбор – жилетка, второй – тоже. Перетерпел. Но когда и на третьем все повторилось – стало невыносимо. В Европе о жилетках давно забыли.

Было еще кошмарное упражнение в Железноводске – нырнуть в бассейн и держаться под водой минуту. После тяжелой тренировки это забирало все силы. Я подумал – может, мне придется за ЦСКА не бегать, а плавать? На моих глазах Одиа чуть не утонул. Это было очень смешно.

– Что ж смешного?

– Его Нигерия на берегу океана – а Одиа не умеет плавать! Потом всей командой учили Чиди на испанском сборе.

Обида Газзаева

– С кем из ЦСКА созванивались последний раз?

– С администратором Костей. Полгода назад набирал Рахимичу. Как-нибудь обязательно с ним встретимся.

– Теперь можете рассказать, почему не захотели возвращаться из "Челси" в ЦСКА – предпочтя "Бирмингем"?

– Мне хотелось остаться в Англии, посмотреть, на что способен. Хотел доказать, что могу там играть. И не жалею. В "Челси" закрепиться было сложно. Но в "Бирмингеме" провел прекрасное время. Был лучшим бомбардиром команды. Жаль, вылетели из премьер-лиги.

– А Газзаев на вас обиделся.

– Похоже, не он один. Президент ЦСКА Гинер – тоже. Больше не приглашали.

– Хотя через год вы сами готовы были вернуться в ЦСКА.

– Я так и рассчитывал – если буду возвращаться в Россию, только в ЦСКА. До какого-то момента у меня были розовые очки. Но жизнь заставила их снять – и забыть о ЦСКА.

– Давно общались с Газзаевым?

– Когда после ухода из "Бирмингема" прилетал на встречу со Слуцким. В тот день его "Москва" играла с ЦСКА.

– Приезжали на переговоры с "Москвой"?

– Да. Но не договорились. А за день до этого я заскочил на базу в Ватутинки.

– Просто повидаться?

– Никаких бесед о контракте не было. Пробыл часик, покушал. Было очень трогательно. Я свалился как снег на голову, даже не позвонил. Но охранники пустили без проблем.

– Обидевшись на футболиста Яновского, Валерий Георгиевич перестал с ним здороваться. С вами такого не было?

– Первая моя игра за "Крылья" была как раз против ЦСКА, в Лужниках. Мы с Газзаевым тоже не поздоровались. Очень жаль – он хороший тренер и многому меня научил. Это ведь Газзаев открыл игроков, в которых никто не верил, – Березуцких, Рахимича, Шембераса... Над его схемой 3-5-2 тоже посмеивались.

– В кого вы совершенно не верили?

– Когда пришел в ЦСКА, все газеты прессовали Березуцких. В то время они хорошо бегали, прыгали. Но с тактикой и работой с мячом была беда. А сейчас – красавцы.

– Олич раскрылся по-новому – уже после ЦСКА.

– В ЦСКА его не слишком ценили. А Ивица стал лучшим игроком "Гамбурга". Летом перейдет в "Баварию".

– Удивил вас такой прорыв?

– Нет. В отношениях Олича и ЦСКА было много нефутбольных моментов. Ему давали понять: не подпишешь новый контракт – будешь сидеть на скамейке. Я за Ивицу очень рад – а тогда он просто потерял год.

– Олич был слабее Вагнера?

– Ивица выполнял много черновой работы. А Вагнер больше забивал. Будь я тренером, ставил бы их в паре.

– Олич, уезжая, нам рассказал: в ЦСКА бразильцам прощалось все, зато его часто штрафовали.

– Все правильно. И Рахимич подтвердит: бразильцы могли делать что хотели – никто их не штрафовал. В отличие от остальных.

– Это сказывалось на отношении команды к бразильцам?

– Конечно. Был неудачный для ЦСКА год. Не скажу, что бразильцы валяли дурака, но и не тренировались по полной. При этом все равно выходили на поле. Будь тот же Вагнер один – работал бы, как все, я уверен. Но потом бразильцев стало пятеро!

– Когда в клубе столько бразильцев – это проблема?

– Еще какая! То же самое касается югославов. Два – нормально. Больше не надо.

– Как говорил тренер Гжебик, "три югослава в команде – уже банда"?

– Точно.

– Вас не поражало, сколько бразильцы поедают фасоли?

– Насчет фасоли – не знаю, но со "Сникерсом" или "Марсом" они ходят постоянно. Странно, что при этом такие худые. Меня вообще удивило, когда только приехал, сколько в ЦСКА едят. Столы накрыты, будто свадьба готовится. Но еще сильнее потрясло другое.

– Что?

– Когда мы уходили – на столах ничего не оставалось.

– Самый жесткий разговор с Газзаевым?

– Накануне игры с "Челси" я сообщил газетам, что наши шансы – 40 против 60. Газзаев прочитал – и накричал при всей команде. Тем же вечером приехали другие корреспонденты – и я сказал, что шансы уже 50 на 50.

– Когда Газзаев кричит – это страшно?

– Сейчас бы посмеялся. Но тогда я был моложе, побаивался тренера. А Газзаев умел изображать гнев. Шутить у него тоже получалось. Газзаев вообще – как Моуринью.

– В смысле?

– С журналистами – один человек. С игроками – совершенно другой. Но у нас всегда были хорошие отношения. Помню, как отмечали его 50-летие. Всю команду пригласил в ресторан, познакомил с семьей.

– Газзаев – человек с юмором. А Гинер?

– В Гинере я юмора не разглядел.

– Игроки, прошедшие чемпионат Украины, уверяют – нет тренера звонче Луческу. А для вас кто – самый крикливый?

– Я дебютировал в пражской "Спарте", играли в Брно – и неожиданно продули. В тот день я чуть не оглох – так голосил наш тренер Петржела.

– В перерыве?

– Во время игры! На трибунах было 35 тысяч человек, но я слышал только Петржелу!

– В "Зените" Петржела мог собственные очки в стену запустить, мобильник. В вас он ничем не кидал?

– Петржела – нет. В меня кинул бутылкой воды Брюс, тренер "Бирмингема". Играли на Кубок, я вышел на замену минут за десять до конца. Потом в дополнительное время забил пенальти, мы выиграли. Не знаю, что ему не понравилось.

– И куда попал?

– В ногу.

– Ответить хотелось?

– Хотелось. Но я не такой человек, чтобы в тренера что-то швырять. Хотя бутылкой в ногу лучше, чем штраф.

– Какие помнятся штрафы?

– Когда-то меня, 19-летнего парня, "Спарта" отдала в аренду в "Слован" из Либереца. В дерби с "Яблонцем" мой игрок забил с углового. Тренер был в бешенстве и оштрафовал меня на две зарплаты! При том что в клубе я и так получал меньше всех – долларов пятьсот. Сейчас это смешные деньги, но тогда для меня была астрономическая сумма. Впервые столкнулся с таким подходом. Обычно штрафуют за карточки, опоздания. Но чтоб за игровую ошибку...

– Стоило вам прийти в пражское казино – непременной сталкивались там с Петржелой?

– Нет. Тренируя "Спарту", он еще не подсел на эту заразу.

– Не было таких денег?

– Не было такого количества казино. На всю Прагу – одно.

– Коллера застали в "Спарте"?

– Да.

– Говорят, там его никто всерьез не воспринимал?

– Я играл за юниоров, меня изредка вызывали на тренировки первой команды. Больше смотрел на Недведа, чем на Коллера. Павел был настоящим чудом. Про Коллера думал: "Какой большой и как плохо работает с мячом..." Причем лет ему уже было прилично – наверное, 23. Представить не мог, что он так раскроется. Вот что делает работа. А Красич в ЦСКА? Полтора года сидел на лавке!

– По делу?

– Часто терял мяч, подачи были очень плохие. Зато сегодня – классный футболист.

Джинсы Терри

– Какие слова Гинера осели в памяти?

– Мы много не разговаривали. Но отложился один случай. Я приехал в Москву подписывать контракт с ЦСКА. Явился в офис к Гинеру. Он сказал: "Возьмите машину, прокатите Ярошика по Тверской". Его лицо было каменным, никаких эмоций. Даже хмурый. Но когда все подписали – я увидел другого человека. Милого и обаятельного. Я был сражен такой переменой.

– В вашей жизни были сложные переговоры?

– Нет. Всегда соглашался на то, что давали. Я был глупый чех.

– Почему?

– Знаете, как переходил в "Челси"? Передо мной положили готовый контракт, сказали: "У-у-у, это большая команда! Надо подписывать!" Я и смотреть не стал, какие там цифры.

– Ехали в "Челси", не зная, какие деньги будете получать?!

– В самолете агента спрашиваю: "Сколько?" Отвечает: "Понятия не имею. С "Челси" всегда договоримся". Потом мне сказали: "Мы в курсе, какая у тебя была зарплата в ЦСКА. Даем такую же. Расписывайся вот здесь". Не буду же я торговаться с "Челси", верно?

– А в "Селтике"?

– Там я уже был поопытнее. Понимал, какие деньги хочу. Немного торговался.

– У вас два агента – а торгуетесь сами. Поразительно.

– Агенты не хотят потерять такие команды, как "Челси" или "Селтик". Лучше быть ближе к ним, чем к игроку. Это плохо для футболиста – но что он может сделать? Через год агент продал в этот клуб второго чеха...

– Скандальное интервью О'Коннора о России читали?

– Разумеется.

– Вы знакомы?

– Нет. Как-то встретились в ресторане. Разговаривать не стали.

– Что особенно изумило в том интервью?

– Что российские судьи – мафия. Все игры расписаны. Мне было неприятно читать. Ко мне потом подходили люди: "Иржи, неужели это правда?"

– По словам О'Коннора, в России огромные премиальные. В Англии меньше?

– В "Челси", например, премии полагаются за решение задачи на сезон. Это очень большие деньги. А вот за отдельную игру в чемпионате платят копейки.

– 500 фунтов?

– Меньше. Плюс из этой суммы еще вычитаются налоги.

– Вы, как и О'Коннор, наверняка научились давать дорожной полиции деньги. В Англии этот фокус повторить пытались?

– Невозможно. Даже в Чехии лучше не пробовать. Я очень боюсь. Да и в России давно не давал гаишникам взятки. Всегда прошу квитанцию. Впрочем, в Самаре редко нарушаю.

– Безрассудные водители вам попадались?

– Салугин. Как он ездит – я закрываю лицо руками. А номер два – Мандрыкин.

– Любит "положить стрелку", как нам рассказывал.

– Я как-то с Веней ехал по кольцевой – сначала он звонил, затем набивал одной рукой эсэмэски. Успевал еще закуривать. И все это – на скорости под двести. Я был весь в поту. Мечтал, чтоб угодили в пробку.

– Салугин вас тоже катал?

– Один раз. Больше не хочу. У него в машине чудовищное количество "лошадей" – и он выжимает из них все. Ездит на Porsche Cayenne.

– У 20-летнего мальчишки, который почти не играет, – такой автомобиль?

– Нынче совсем иная жизнь. У меня в этом возрасте была гнилая "фабия". А с другой стороны, приехал в "Челси" и увидел 20-летнего Джонсона. У парня три автомобиля и дом за миллион фунтов.

– Кто-нибудь в "Челси" ездит на скромной машине?

– Могу сказать, что самые красивые были у Макелеле и Галласа. Французы любят это дело. У Чеха – Lexus. Для "Челси" это скромный автомобиль.

– Вы редкий футболист, у которого не модный Vertu, а старенькая Nokia...

– В "Крыльях" по этому поводу надо мной все время подшучивают. Лобос говорит: "Иржик, у тебя что, денег нет на нормальный аппарат?" Но я привык к своему мобильнику и не хочу ничего менять. К тому же телефоны часто теряю, роняю – a Vertu стоит от пяти тысяч долларов. Каждый месяц не купишь. Хотя в Самаре почти у всей команды Vertu, представляете?

– А в "Челси"?

– По-моему, о Vertu они и не слышали. Я в Англии ни у кого не видел этих телефонов. Там "крутизна" проявляется в другом. Дорогие машины вроде "бентли", дома за пять миллионов фунтов – чего в России нет. А вот к телефонам относятся намного проще.

– Вас в "Челси" сначала принимали за русского. Это забавляло?

– Еще бы! Но людей можно понять. Приехал парень из Москвы, со Смертиным треплется на русском... Помню, ребята спрашивали, вызвали ли меня в сборную России на товарищеский матч с Италией. А началось все с Алекса Фергюсона. Мы играли с "МЮ" в Кубке Англии. Я вышел на замену, чуть не забил. И после матча Фергюсон ляпнул в интервью – мол, никогда не видел такого высоченного русского.

– Что в Британии вы не воспринимали?

– В России к легионерам относятся по-другому. Помогают с машиной, квартирой, билетами, визой для родных и всякими мелочами. В Англии же с иностранцами никто не нянчится. В "Челси" проблемы каждый должен решать сам. Дружбы в нашем понимании там нет. Не представляю, как бы выкручивался, если б в "Челси" не оказалось Чеха и Смертина. Очень мне помогли на первых порах.

Если честно, играть в Англии – счастье для футболиста. И оно перевешивает все прочие минусы. Поэтому тот, кто попробовал английский футбол, всегда будет мечтать туда вернуться.

– Иванович рассказывал, что новичок в "Челси" обязан что-то спеть после ужина. Вы – пели?

– Пришлось. Выбрал старинную чешскую песню. Немножко стеснялся, но Чех помогал, подтягивал. Не все оценили мои вокальные данные. Кто-то проводил свистом, другой швырнул салфеткой. Но некоторые аплодировали. В "Бирмингеме" и "Селтике" такой традиции нет. А в Чехии новички просто скидываются и угощают команду в ресторане.

– К вопросу о традициях. Правда, что в раздевалке "Челси" каждый игрок по очереди выбирает музыку, под которую команда настраивается на матчи?

– Понимаю, к чему клоните. Я тоже читал, что, когда до меня дошла очередь, поставил лирический сборник Селин Дион. После чего включать музыку доверяли исключительно Терри. Клянусь, не помню такого! По-моему, Терри всегда врубал один и тот же диск.

– Самый простой и общительный человек в "Челси"?

– Терри, Смертин, Макелеле. И в Чехии, и в России видел множество игроков, которые ничего не добились, но корона у них цепляется за осветительные мачты. Зато великие футболисты Макелеле и Терри напрочь лишены высокомерия. А ведь тот же Макелеле за карьеру выиграл все, включая чемпионаты мира и Европы! Или Терри. Он приезжал в Прагу на три дня по приглашению Чеха. Классно время провели.

– Водили по картинным галереям?

– Конечно, нет. Сперва в казино, потом в бордель. Ха-ха. На самом деле все дни Терри были расписаны по минутам. Товарищеский матч, мастер-класс для детей, автограф-сессия для болельщиков... Но мы успели показать Джону город. Был забавный эпизод – у Терри порвались джинсы. Надо покупать новые. Так охранники оцепили магазин, выпроводили всех покупателей. Кроме секьюрити и продавцов, не осталось никого. Джон быстро выбрал брюки и уехал. А народ толпился с противоположной стороны у витрин и глазел.

– Терри из Лондона привез охрану?

– Нет. Это Чех на всякий случай нанял для него в Праге пять телохранителей.

Британские причуды

– Шкртел вспоминал, что его, игрока "Ливерпуля", отказался везти таксист – оказался фанатом "Эвертона". С вами что-то подобное случалось – в Лондоне или Глазго, где несколько футбольных команд?

– Нет. В том же Глазго часто на такси подводили болельщики "Рейнджерс". Но вели себя очень доброжелательно. Вот лет двадцать назад между фанатами "Селтика" и "Рейнджерс" шла война. Все было завязано на религиозной почве: одни – католики, другие – протестанты. Но отголоски и сейчас слышны. Игрокам "Рейнджерс" нельзя носить нательный крест. Еще в матчах с этой командой футболистам запрещено креститься. Было недавно ЧП – польский вратарь "Селтика" Боруц украдкой осенил себя крестом перед игрой с "Рейнджерс". Это вызвало бурю возмущения болельщиков "Рейнджерс" – в основном протестантов. Кончилось тем, что Королевский суд Шотландии вынес Боруцу предупреждение "за провокацию толпы посредством крестного знамения". А вы говорите – "такси"...

– В "Челси" обсуждали, что урну с прахом легендарного игрока Питера Осгуда захоронили на "Стэмфорд Бридж" прямо на 11-метровой отметке?

– Вы серьезно?! Первый раз слышу! Хотя читал, что в Британии некоторые фанаты просят захоронить их урны с прахом на стадионе любимой команды. И клубы к таким пожеланиям относятся с пониманием. Один болельщик "Хартс", к слову, мечтал, чтоб его прах рассыпали над полем. Что ж, у каждого свои причуды.

– Как у англичан с чувством юмора?

– Своеобразное. Вот пример. Окоча вложил в Нигерии деньги в банк. Вскоре тот лопнул. Окоча потерял почти все сбережения. Так футболисты "Болтона", за который он тогда играл, решили поддержать парня. И скинулись по десять фунтов. Такое у англичан чувство юмора.

– Помните, когда вас Моуринью особенно удивил?

– Когда мы стали чемпионами, собрался полный стадион. Игроки под аплодисменты по одному выбегали к центральному кругу. Но первыми перед болельщиками появились массажисты, врачи, помощники Моуринью – Жозе буквально выталкивал их на поле. Только после этого дошла очередь до футболистов и главного тренера. Приятно видеть такое отношение. Моуринью всегда помнил, что звезды – это еще не вся команда.

– В чем феномен Моуринью?

– В своем распоряжении он имел столько игроков высочайшего уровня, что в такой команде любой тренер не знал бы забот. Возьмем оборону. В воротах Чех, в защите Терри, Галлас, Карвалью, опорный – Макелеле. Плюс Лэмпард и Дрогба. Да этим игрокам на их позициях в то время не было равных в мире!

Единственное, что было непривычно – Моуринью не признавал кроссы. Даже на сборах вся работа шла с мячом. И, как ни странно, весь сезон я чувствовал себя превосходно. Оказывается, и без изнурительной беготни можно набрать хорошую форму.

– Как принято прощаться в таких клубах, как "Челси"?

– После тренировки объявил в раздевалке: "Всем спасибо. Ухожу в "Бирмингем". Ребята переглянулись, пожелали удачи и вручили на прощание футболку "Челси" с автографами.

– Абрамович регулярно заглядывал в раздевалку после матчей?

– Нет. Зато приходил почти на все тренировки, обедал с игроками на базе. Ничто не выдавало в нем одного из самых богатых людей планеты. Немногословный, скромно одет – джинсы, майка, кеды. Зайдет в раздевалку, встанет неприметно в уголке и молчит.

– Вы познакомились уже в Лондоне?

– Впервые Абрамовича я увидел, когда играл в ЦСКА. Он пришел вместе с Гинером в раздевалку после какого-то матча. Поздравил с победой, постоял немного и ушел.

– Вы верили, что Павлюченко потянет в Англии?

– Не верил. Нет, играть-то Павлюченко умеет. Мне очень нравилось, как он действовал на Euro. С мячом не возился, постоянно был нацелен на ворота. А в "Спартаке" зачем-то отходил назад, разыгрывал мячи. Один матч проведет ярко, потом в трех его не видно, не слышно. Куда это годится? Но пока в "Тоттенхэме" держится молодцом.

– Роман жаловался, что за полгода в Англии получил больше синяков и шишек, чем за десять лет в России. Вы – тоже?

– Мне в этом смысле повезло – я полузащитник. Это нападающим достается прилично – в Англии их опекают жестко. К тому же защитники там такие амбалы, что с ними в борьбе за мяч любому не поздоровится. Но и грубым английский футбол не назовешь. Хотя время от времени игроки получают тяжелейшие травмы.

– Вашему приятелю Чеху нападающий "Рединга" Стивен Хант однажды проломил череп.

– Я несколько раз пересматривал этот эпизод и могу сказать, что винить Ханта не стоит. Он не хотел ломать Чеха. Просто в Англии форварды привыкли идти до конца – так что вратарям не позавидуешь. Причем этот Хант легкий, росточка небольшого – если б Чех так столкнулся с Коллером, боюсь, Петра врачи бы уже не откачали.

– А вы врезались во вратарей?

– Нет. Всегда перепрыгиваю. А вот мне от них доставалось. Зимой на сборах играли с киевским "Динамо". Их голкипер Богуш выставил вперед колено и так засадил в спину, что больше к нему я не приближался.

– Когда-то вы собирались показать родителям запись знаменитого побоища в Раменском. Показали?

– Брату. Папа тоже посмотрел. Вот мамины нервы решил поберечь.

– Сами сколько раз ставили этот диск?

– Раз десять. Все время кто-то просил показать – и чтоб обязательно я рядом сидел и комментировал. Вероника с большим интересом посмотрела. Это была первая драка в моей жизни.

– Из-за чего все началось?

– Очень напряженная была игра. "Сатурн" и так был на взводе, а тут еще получил гол на 90-й минуте. И понеслось. Больше всех огреб Шемберас. Хоть я тоже фингал заработал. Бровь рассекли.

– От кого вам досталось?

– От Жана. Он рукой меня бил. А ногой – Жедер. Но Жедеру и я бутсой врезал. А Жан потом подходил ко мне, каялся.

– Жедер – защитник жестокий?

– Он играл жестко, но никогда не пытался нанести травму. Как-то в Лиге чемпионов мы победили "Фейеноорд", и я узнал, кто самый страшный футболист на свете. Ван Хоэйдонк.

– Он же нападающий.

– Ну и что? Чуть ногу мне не оторвал, получил красную карточку. Замучил подкатами. Позже мы встретились в "Селтике" – Ван Хоэйдонк приехал в гости к другому голландцу, Хесселинку. Я припомнил ему те подкаты – он извинялся.

Гуччи и Джули

– Фабио Каннаваро сказал о Дель Пьеро: "Это лучший человек, которого я встретил за все годы в серии А". Кто лучший человек для вас?

– В каждой команде попадались замечательные ребята, общаться с которыми – одно удовольствие. В "Спарте" – Новотны, в ЦСКА – Семак, в "Челси" – Терри, в "Бирмингеме" – Каннингем. В "Крыльях" – Тихонов, Бут и Коллер. Разве что в "Селтике" некого выделить.

– Какими словами проводили Тихонова в Казахстан?

– Не было слов. Все вышло настолько неожиданно! Перед этим сидели на сборе – Тихонов, Коллер и я. Обсуждали, у кого какие предложения были зимой. Про свои планы Андрей ни словом не обмолвился. Сбор закончился, на три дня команду распустили по домам. Потом встречаемся – Тихонова нет. "Где Андрей?" – спрашиваю. – "В Казахстане". Сказали, что получил предложение, от которого нельзя отказаться. Тем более что Тихонову 38. Но я не удивлюсь, если Андрей еще лет пять отыграет на высоком уровне. Физически готов прекрасно, здоровья – вагон. Следит за собой, режимит. Настоящий профессионал! Меня, кстати, тоже приглашали в Казахстан – но не в клуб, а в сборную.

– То есть?

– Это было еще в ЦСКА. Узнав, что редко вызывают в сборную Чехии, на меня вышли какие-то люди и предложили выступать за Казахстан. Я только посмеялся.

– Правда, что Новотны – как чешский Тихонов – до сих пор играет?

– Да, в первой лиге. За пражскую "Дуклу". Новотны уже 39, но с футболом расставаться не торопится. Как и Брабец, который ненамного моложе. Сейчас он капитан "Славии", один из лучших защитников чемпионата. Зимой Чижек поразил. С "Москвой" у него закончился контракт. Чижек вернулся в Чехию, сыграл два матча, забил два гола и уехал в "Аланию".

– А вы долго собираетесь играть?

– Не загадываю. Но рекорды Новотны и Тихонова мне едва ли светят.

– Когда заканчивается контракт с "Крыльями"?

– В этом году.

– Если предложат продлить – согласитесь?

– Думал об этом. Пока ответа нет. В последнее время я нигде надолго не задерживался. Два года в ЦСКА, год в "Челси" и "Бирмингеме", полтора – в "Селтике". Двух сезонов в "Крыльях", пожалуй, достаточно. Впрочем, сегодня трудно сказать, что будет в ноябре.

– Почему ваша подруга Вероника ни разу не приезжала в Самару?

– У нас перерыв в отношениях. Уже больше года.

– Любовь еще живет в вашем сердце?

– Я не знаю, будем ли мы с Вероникой снова когда-нибудь вместе. В России долго оставаться одному тяжело. Здесь много красивых девушек! Вон, Йиранек нашел себе в Москве подругу года три назад. Мартин собирается на ней жениться и даже хочет оформить российский паспорт.

– Почему вы так и не поженились с Вероникой? Ведь столько лет были вместе.

– Да, познакомились до моего отъезда в ЦСКА – а уехал я в 2003-м. Нам было хорошо вдвоем, но я видел, насколько ей трудно в чужой стране. И в России, и в Британии. Знакомых нет, языка не знает. Сидит целыми днями дома и ждет меня. Не каждая такое выдержит. Вдобавок в Праге у Вероники модельное агентство. В Шотландию она уже редко приезжала. А любовь на расстоянии двух тысяч километров – это непросто.

– Не устали от холостяцкой жизни?

– В ней есть плюсы. После игры могу зарулить в ресторанчик, погулять, домой заявиться под утро – и никто не будет "пилить". И ребенок не разбудит в семь утра плачем, потому что хочет есть.

– В Самаре поклонницы одолевают?

– У ворот базы постоянно толпятся девчонки. Берут автографы, просят сфотографироваться. Но они совсем маленькие, школьницы. К тому же футбольные фанатки – не та публика, с которой стоит заводить романы. С девушками надо знакомиться в других местах. А вообще, ребята, знаете, чего мне больше всего хочется?

– Чего?

– Перевезти в Самару двух кошек британской породы, Гуччи и Джули. Пока они у родителей. Эти кошки – подарок Вероники. Самая большая радость, которую она мне доставила. Раньше я мечтал проснуться утром и увидеть рядом любимую девушку. А сейчас мечтаю, чтоб утром ко мне на кровать забралась кошка, свернулась калачиком на груди и замурлыкала.

– Это старость, Иржи.

– Вот и я думаю – старею...

Юрий Голышак, Александр Кружко
"Спорт-Экспресс"
27 March 2009 года.

© 2000-2019 PFC Krylia Sovetov Samara Official website. When using the materials of the site one should refer to the source. v3.90 beta. Created by A. Kalmykov & A. Nikolaev.